Екатерина Деготь - "Кино живописи"

Ekaterina Degot - "The Cinema Of Painting"

Ekaterina Degot - "Film der Malerei"

"Moscow summer" (2000)



Download

The video "Moscow summer" was made in the summer of 2000, when there was a heat wave. It was made for the exhibition "The memory of the body". The exhibition was devoted to the history of underwear of the soviet period. The video was made in the Metro which is one of the most important monuments of the soviet epoch. But now it is filled with absolutely new creatures. The movie is accompanied with the song by Arkadij Severnij (a singer of 1970-s) "Sing you song with a damned guitar" (words by soviet poet Sergey Esenin).

Painting "Moscow Summer"

Московское лето. 9 мин. 2 000 г.

Видео Московское лето снималось в невыносимую жару летом 2000 года. Оно было сделано для выставки Память тела, посвященной истории советского нижнего белья. Снималось скрытой камерой в московском метро, остающимся уникальным и важнейшим памятником советской эпохи, теперь населенной совсем иными созданиями. Фильм сопровождается пением Аркадия Северного, самого популярного неформального исполнителя 1970-х годов, голос которого в то время ни разу не прозвучал в эфире и не появился ни на одной пластинке. Запись сделана с концерта в Одессе в 1976 году. В сопровождении ансамбля Черноморская чайка Северный поет песню на стихи Сергея Есенина Пой же, пой на проклятой гитаре. (1922)


Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь - зараза,
Я не знал, что любовь - чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая красивая дрянь.

Ах постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углах прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь - простыня да кровать.
Наша жизнь - поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их ...
Не умру я, мой друг, никогда.