Диана Мачулина
Проверка на прочность: Ширяевская биеннале

GiF.Ru
30.08.2007
 

    Международная биеннале современного искусства в волжской деревне Ширяево проходит уже в пятый раз и, как всегда, в экстремальных условиях. Здесь сталкиваются разные пласты времени, национальные и территориальные принадлежности. На бритые головы местных жителей с их полу-советским, полу-древнерусским бытом сваливаются патлатые раскованные иностранцы. Борьба искушенных организаторов с пресловутым выставочным "белым кубом" происходит на фоне непонимания простого народа, который немаркированный пространством "белого куба" объект не всегда способен осознать как искусство. Московский художник-марксист оказывается в роли муравья из басни, который пытается учить стрекоз европейских художников, привыкших к грантовой системе "под каждым под кустом готов и стол и дом". Именно "Дом" был темой нынешней биеннале, дополняя ежегодную, сквозную тему "Между Европой и Азией", и как домики трех поросят из сказки, теоретические и практические построения художников прошли проверку на прочность в контексте дикой природы.

    Самую провокационную работу на биеннале сделал Дмитрий Гутов. Он, правда, не стремился никого шокировать, но вышло неожиданно. Эффект неуместного дресс-кода: в купальнике или деловом костюме самом по себе нет ничего зазорного, но девушка в бикини в библиотеке произведет фурор, а человек в костюме на пляже будет сочтен сумасшедшим. Так и Гутов стал причиной жарких споров, так как приехал работать туда, где все отдыхают, и был серьезен среди беззаботных.

    Гутов всего лишь хотел рассказать о том, что "он чужой на современном празднике жизни" и его дом античность. Он построил высоко в прибрежных горах подобие греческого амфитеатра, с видом на Волгу, а на одной из березок, окружавших "сцену", повесил репродукцию со статуей Венеры Милосской.

    Уставшим от долгого подъема на гору зрителям он прочитал рассказ Глеба Успенского, русского писателя-реалиста 2-ой половины 19 века. Сборник его произведений он купил по приезде в Самару в букинистическом магазине за 10 рублей. Недорого оценили его и представители современного искусства. А зря, сюжет удивительно подходил к передвижническому прошлому Ширяево, где Репин делал эскизы для "Бурлаков". Рассказ называется "Выпрямила". Написан он от лица уездного учителя, "маленького человека", придавленного безысходностью жизни и попавшего в Париж в качестве гувернера. Там он посещает Лувр и, увидя Венеру, чувствует, что она выпрямила его согбенную душу. После чтения рассказа Гутов сказал, что современное искусство перед классикой ничтожно, потому что не может так возвысить человека. Далее что современное искусство зависит от контекста, а классическое от него независимо. Иностранные участники фестиваля, не сбежавшие еще во время чтения, стали возмущенно расходиться. "Живой флюксус" посчитал, что ему прописные истины о контексте и его отсутствии слушать оскорбительно, и они отправились далее внедряться в контекст. А зря выпрямить может только то, что не искривляется по лекалам ситуации, но моделирует ее.

    Столь самодостаточная публика Гутова не остановила, он высказал свои мысли до конца и вступил в дискуссию с оставшимися, теми, кто был готов поразмышлять. После чего, узнав, что в Ширяево собирается художник
Юрий Альберт, который планирует сделать с ним совместный проект, а именно запрячь Гутова как бурлака и заставит тащить корабль, Гутов извинился, сказал, что его ждут срочные дела в Москве, и отбыл, не дожидаясь конца биеннале.

    А иностранные гости не утихали еще долго, говоря, что если бы заранее не было объявлено, что это перформанс, а сразу сказали бы, что это лекция, они бы не возмущались так сильно. Интересно, что подобная формальность могла бы их успокоить. Вот такая борьба за свободу творчества: перформанс должен выглядеть так, как они это себе представляют, а вот как лекция он выглядеть не может.