Андрей Ковалев.

 

Сегодня, 21 мая 1993, № 18

 

Долой художников-политиканов! Даешь страсть!

"60-е: еще раз про любовь". Выставочный зал Центра современного искусства.

 

Кураторский проект "60-е: еще раз про любовь" Екатерины Андреевой и Дмитрия Гутова нацелен на выявление в современном сознании положительного "сухого остатка" культуры 60-х - эпохи меланхолических мечтаний, туристического энтузиазма и тотального стиля. Странное пристрастие к жизненному стилю 60-х, разделяемое сейчас многими, откровенно эдипизирует ситуацию. Космонавт Гагарин был Оральной Матерью для генерации 35-летних точно так же, как Отец Народов исполнял роль царя фиванского для предыдущего поколения.

Дмитрий Гутов проявил безукоризненное стилевое чутье, отказавшись прямо иллюстрировать стилистику эпохи - этим он занимался некоторое время назад. Теперь предметом иллюстрирования стал непосредственно Zaitgeist, Дух эпохи. Ядро инсталляции - рекламный клип Suprimex, где мускулистый юноша что-то долго выстругивает, затем появляется девушка. Ну, а дальше - общий план. По мнению авторов, этот современный клип наиболее ясно выражает обнаруженные ими в культуре 60-х "целостную натуру" и ценностные ориентации. Клип, исполненный отцелюбивым и семейственным клипмейкером Бондарчуком-младшим, материализован в экспозиционном пространстве: продуцируемые на экране стружки вываливаются наружу, заполняя весь зал. Эта расползающаяся субстанция напоминает об основной коллизии шестидесятых о тщете патетического преодоления трудностей и зримом присутствии неукротимых сил Натуры, бушующих под тонкими покровами Пластмассы, Стекла и Бетона. В левой части зала стружки изображают берег моря. Там из проецируемых на стену кадров прибоя (любимый "Последний дюйм") и возникает, как Афродита из пены, избранница нашего строгальщика.

В правой части происходит катарсис красивой истории: шестидесятнические Адам и Ева отправляются на сеновал, оставив на свежепостроенном изделии две пары туфель и сумочку. Юность, знаете ли. Так что перед нами не только "опыт о любви древних", а истинная история генезиса "восьмидесятников". Замечу лишь, что поиск "опорных ценностей"  оборачивается подглядыванием за родителями - и последующими неврозами. Дмитрий же Гутов, ранее прославившийся своими подвешенными парящими объектами, как бы опускается на землю, его высказывание опредмечивается.  "Миф 60-х" реализован им как легкое, а-психологическое пространство молодых и сильных аффектов, мир без Отцов и Детей.